воскресенье, 24 февраля 2013 г.

Время, в котором приходится жить


Евгений Сатановский, Москва

Иногда любопытно оценить результаты собственной деятельности. Работаешь. Денег на жизнь хватает. Что-то пишешь. Издатели просят – не отказывать же людям. Что-то говоришь. Звонят корреспонденты, приезжают съемочные группы. Журналистам нужен кусок хлеба, а ты у них вроде говорящей головы. Эфир 24 часа, программ много, пойди, найди для всех содержание. А тут такая находка. Нецензурируемый, информации много, более или менее похож на нормального человека. Не матерится в эфире. Не плюет в микрофон. Говорит на простом русском языке. На провокационные вопросы реагирует с юмором. Не участвует в массовых шоу, организуемых ведущими по принципу «Кто кого перекричит». Спокойно отвечает на вопросы, включая идиотские и провокационные. 

После чего продвинутые телезрители, читатели и радиослушатели пишут. В твиттере и фейсбуке. Живом Журнале и Одноклассниках. А также прочих социальных сетях. Больше всего радует, что это им доставляет полноту человеческого общения. В очередной раз доказывая, что человек - существо социальное. Живет коллективом. И даже проявить свою индивидуальность может исключительно на фоне всего остального человечества. Причем, с наступлением эпохи электронных коммуникаций делает это, практически не затрагивая жизненное пространство окружающих. Поскольку ругань в блогах несравнима по уровню воздействия на человеческий организм с ударом каменным топором по голове. Аутодафе. Или обычным апперкотом.

Просматривая результаты собственной активности, зафиксированные в интернете, на предмет ляпов, оговорок и прочих несообразностей, автор периодически наталкивается на отзывы о своем творчестве. Более всего по содержанию, уровню осмысленности и стилю они напоминают известный рассказ Марка Твена, посвященный попытке баллотироваться на выборах. Оставим в стороне толику комплиментов, которые и кошке приятны. А также здравомыслящие комментарии. Их меньшинство. Большинство блогеров ругаются друг с другом. Делают они это упоенно, и поводом, в принципе, может быть кто или что угодно. Роман Льва Толстого «Анна Каренина». Отношения либералов и патриотов. Нетаниягу. Либерман. Обама. Путин. Израиль, США, Россия. Или, что именно и почему сказал автор этих строк. И почему сказал. На кого работает, на чью мельницу льет воду, и что вообще всё это означает.

Простая идея, что человек может писать и говорить ровно то, что он думает, не особо заморачиваясь на то, что по этому поводу подумают или скажут другие, отвергается этой толпой с порога. Демократы и консерваторы, националисты и джихадисты, умеренные исламисты и фашисты крайнего толка в этом абсолютно схожи. Что страшно смешно. В принципе, теорию заговора никто не отменял. Человечество напридумывало себе столько заговоров, сколько смогло. Но если бы сторонники этих теорий могли себе представить, какими идиотами они выглядят со стороны! Вне зависимости от страны проживания, гражданства, вероисповедания и национальности…

По большому счету, набор тем, которые автор позволяет себе обсуждать с прессой, ограничен. Ближний Восток. Включая всё, что связано с Израилем. Евреи. В том числе российские, к числу которых он сам принадлежит. Россия. Гражданином которой является и в столице которой прожил всю жизнь. Ну, и так, по мелочи. В зависимости от интересов журналиста и личного к этому журналисту отношения. Поскольку с некоторыми говорить не о чем в принципе. Как справедливо, хотя и по другому поводу, писал Высоцкий: «Справа в челюсть вроде рановато…». С другими же – вполне. Потому что есть личное в любом общественном. Но никакая сила не заставит свободного человека, живущего в свободной стране, общаться с теми, кто ему несимпатичен. После чего идут комментарии.

Значительная часть респондентов, подвергающих автора суровому осуждению, делает это ввиду полнейшего его нежелания полагать сегодняшнюю Россию тюрьмой народов, а ее действующее начальство - тираном и деспотом, которого для наступления всеобщего блага необходимо как можно скорее свергнуть.* 
Ссылки на исторический опыт, который в части наступления блага после свержения очередного национального лидера не то, чтобы разочаровывал, но просто ни в какие ворота не лезет, не убеждают. Понимание того, что эволюция государственной системы обходится меньшей кровью, чем революция, тоже. Простое ощущение того, что, убрав привычное лихо, получишь не расцвет, а лихо куда худшее, отсутствует в творческих массах. Говоришь: и царь был плох, и царизм был плох. Но Ленин и Сталин точно лучше не были. Компьютеризированная общественность тебе в ответ: а почто ты Путина защищаешь, голос кремлевский?! Скромно указываешь, что какая власть ни есть, но объединение против нее фашистов, исламистов, анархистов и националистов куда хуже. Несмотря на присутствие в рядах оппозиции двух с половиной интеллигентов, которых пустят в расход немедленно после того, как власть рухнет. Когда и если она рухнет. Обижаются страшно.

Что характерно, говоря об Израиле, США и Западе в целом, получаешь тот же результат. Ты им про самоубийственность «мирного процесса», причем не столько для евреев, сколько для палестинцев. Они тебе про агента мирового сионизма. Ты про дурость несусветную в поддержке исламистов против светских диктаторов. Они тебе про неверие в светлые идеалы демократии. Им уже эти союзники-салафиты по общей борьбе против советской империи зла и ее сателлитов 11 сентября врезали по Нью-Йорку и Вашингтону. И, чтоб урок не забывали, десяток лет спустя в ту же дату ударили по всем американским представительствам в арабском мире. И посла в Ливии убили. А про террористическую войну в Европе, Азии, Африке и вообще везде, где эти «союзники» могут дотянуться до горла западной демократии и тех, кто на нее ориентируется, не стоит и говорить.

Новость это, что ли? Да, вроде нет. И вот работаешь Уленшпигелем. Показываешь им, как все они на самом деле выглядят. Не более чем. Не нравится – не смотри. Не слушай. Не читай. Так ведь, черта с два.

Особенно умиляют требования взвешенности. Политической корректности позиции. И прочих милых теоретических благоглупостей. То есть даешь для проповеди час Богу, дай час Дьяволу? В школе выдели адекватное время для рассказа о Холокосте и о том, почему он Рейху был необходим? А теперь, дети, перед вами выступят бывший заключенный Освенцима и группенфюрер СС, каждый со своей версией событий. Пропади она пропадом, такая взвешенность! Правосудие - для убийц, а не для их жертв. Политика, помогающая террористам, а не тем, кого они пытаются уничтожить. Чертово ханжество, нужное только мерзавцам и идиотам. Хотя чего расстраиваться? Так было всегда. И, наверное, будет. Времена не выбирают. В какие живешь - в такие жить и приходится. Ну, так, значит, и комментаторы пускай терпят со своими блогами. Перетопчутся. Какой есть, такой есть.


Колумнист «МЗ» Евгений Сатановский - президент негосударственного Института Ближнего Востока в Москве

*Мне кажется, что узурпация всей полноты власти нынешней  ГБ-шной олигархией и стиль её правления требуют  менее смазанных,  не допускающих неприятных толкований формулировок.
Поэтому, несмотря на почти полное согласие с Автором по большинству затронутых им вопросов, послевкусие  оставляет желать...
                                          

среда, 20 февраля 2013 г.

КОМУ И ЧЕМ МЕШАЕТ ЕВРЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО?



«Свыше двухсот запрошенных документов ЕС, относящихся к деятельности 116 израильских «социальных проектов» и неправительственных организаций, финансируемых Евросоюзом, останутся засекреченными. Это новое и важное слово в области отношений между Израилем и ЕС. Элементарное самоуважение требует от нас, чтобы оно не осталось неуслышанным. Говоря об израильских организациях, ведущих политическую пропаганду определенного рода под видом гуманитарной и правозащитной деятельности, мы можем теперь с полным правом утверждать, что речь идет об организациях, финансируемых в рамках тайных программ Евросоюза».

 Из СМИ

«В лондонском аэропорту «Хитроу» объявления о регистрации и посадке звучат на двух языках — английском и той страны, куда самолет отправляется. Лондон-Мадрид — английский — испанский, Лондон-Рим — английский — итальянский, Лондон — Прага — английский — чешский и т.д. А теперь ответьте, на каком языке звучит объявление, касающееся рейса Лондон-Тель-Авив? Многие догадались: коль я задаю такой вопрос, здесь есть подвох. Верно. Объявление звучит на английском и арабском! Об этом рассказал мне человек, только что вернувшийся из Англии. Его трясло от злости, как и всех израильтян — пассажиров того рейса».

 Из Интернета
Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ

Автор Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ

Казалось бы, нет ничего общего в этих двух сообщениях. На самом деле говорят они об одном и том же… Израиль и Европа? Принято думать, что мы по одну сторону баррикады. И нас, и страны ЕС атакует агрессивный ислам. Франция, Англия, Испания, Голландия, Израиль — повсюду кровавые акты террора. Так нет же, Европа всеми силами старается придушить единственное государство на Ближнем Востоке, исповедующее идеалы демократии и мира.

А что если именно эти идеалы враждебны потомкам Великой французской революции в той же степени, что и прихожанам мечетей, работающих на территории Франции и по всему миру? Что если мечты прежних времен о свободе, равенстве и братстве выродились в нечто противоположное? Ошибаются те, кто думает, что фашизм возник в ХХ веке. Нет, Муссолини не случайно обратился к язычеству античности в поисках своих идеалов. Имперский фашизм Древнего Рима очевиден, и одной из самых трагических жертв этого античного фашизма стали Иерусалим и евреи.

С тех пор тоталитарная форма организации народов и государств принимала различные виды. Средневековье подарило человечеству религиозный фашизм, Российская империя — одну из первых форм фашизма государственного, СССР — фашизм классовый, Германия ХХ века — нацизм, а нынешняя Европа, как об этом пишут ряд исследователей и политологов, — фашизм либеральный. И для этого фашизма Израиль, с его стремлением к национальному государству и крепостью религиозных устоев, — враг, причем враг не менее опасный, чем цунами исламской экспансии, грозящее затопить Европу.

Старый свет, видимо, убежден, что с исламом, в отсутствие единства клерикального и враждебностью с национальной подоплекой, можно в итоге договориться и как-то спастись в зеленом потопе. Израиль не без оснований кажется либеральному фашизму крепостью, чьи стены в веках и тысячелетиях так и не были сокрушены. Евреи видятся им — и всегда виделись — народом настолько жестоковыйным, что всякие попытки компромисса с ним обречены на провал. И в подсознании, а порой и в сознании, христианских народов Европы всегда был один метод решения «еврейского вопроса»: НЕТ ЕВРЕЕВ — НЕТ ПРОБЛЕМЫ. Отсюда и очевидное равнодушие к нацистской практике Холокоста во время последней большой войны, а порой и прямое соучастие в нем. Отсюда и сегодняшние лихорадочные попытки разрушить стабильность Ближнего Востока под маской и лозунгами мнимой демократизации. Отсюда и откровенная поддержка в ООН инициатив ФАТХА, и заботливая терпимость к террористам в Газе, и юдофобская пропаганда либерально-фашистских СМИ, и поддержка Евросоюзом (открытая и тайная) левого Израиля, уговаривающего сограждан лечь под насильника, расслабиться и получить удовольствие. Как доказывает история, с удовольствием не получится — изнасилуют и прирежут.

То же может случиться и с Европой, зараженной чумой упомянутого либерального фашизма. Эта разновидность тоталитарного, пусть и не правления, а мышления и образа жизни, есть демонстрация крайней слабости нынешней Европы, где чалма, Коран и паранджа продолжают быть чалмой, Кораном и паранджой, а Запад надеется за фальшивой завесой политкорректности найти защиту в витринах борделей Амстердама, легализации наркотиков, браках представителей сексуальных меньшинств и т.п. Да и что толку в этой политкорректности, если мир ислама мгновенно впадает в бешенство при виде вполне невинной карикатуры на своего пророка, а христиане (часто и евреи) сами готовы топтать ногами своих святых, причем безнаказанно.

Вспомним, что политкорректность родилась как пародия на неукоснительное следование «линии партии» в СССР. Как это часто бывает, пародия выродилась в свою собственную противоположность — в требование соответствовать «линии партии» либеральных фашистов Европы и США. Нет расизму — вовсе не значит, что нет в мире рас, цвета кожи и степени развития того или иного народа. Людоеды и дикари в современном мире продолжают быть таковыми во фраках и «мерседесах» с личным шофером. За современной политкорректностью кроются лицемерие и ложь, а потому она может оказаться опасней любых форм расизма. Политкорректность не может отменить моральные табу и заменить собой Закон Божий, как это уже пытались сделать большевики в России и нацисты в Германии. Политкорректность стала, в конце концов, формой цензуры, нарушение которой преследуется с фанатичной жестокостью. Тем самым поиск абсолютной свободы превратился в своего рода рабство духа. Человек, избавленный от старых табу, неизбежно превращается в автомат или животное, как писал об этом Иван Бунин в «Окаянных днях»: «Один орловский мужик сказал мне два года тому назад удивительные слова: «Мы, батюшка, не можем себе волю дать. Взять хотя бы меня такого-то. Ты не смотри, что я такой смирный. Я хорош, добер, пока мне воли не дашь. А то я первым разбойником, первым грабителем, первым вором, первым пьяницей окажусь».

Порождения либерального фашизма — мультикультурали́зм и «плавильный котел» — сродни физиологическому раствору для хронического больного. Краткий бодрящий эффект не способен вылечить пораженный организм, он способен только обеспечить его временную поддержку. Толерантность превратилась в эпидемию лицемерия и кривых улыбок. Дело в том, что все указанные особенности западного, современного менталитета совсем неплохи до тех пор, пока они не становятся чуть ли не законами в кодексе прав и обязанностей граждан. Этика, национализированная государством, легко превращается в свою противоположность. В итоге получился некий моральный кодекс строителей общества потребления.

Либеральный фашизм атакует христианство с такой же ожесточенностью, с какой это делали большевики и нацисты. Он разрушает семью (демографический кризис на Западе возник не на пустом месте) и затаскивает на трон государственные бюрократические институты с тем же упрямством, как это делалось в рейхе и в СССР. Вседозволенность в смычке с технократией превращает человека-творца в безликого потребителя. «Интеллектуальная» жвачка, отцом которой стал Голливуд, активно занимается растлением человеческих особей всех возрастов. Жизнеутверждающая мертвячина социалистического реализма кажется безобидной шалостью по сравнению с валом крови, жестокости и пошлости, идущим нынче с экрана. Справедливости ради нужно отметить, что еще 30-20 лет назад Голливуд умел работать для человека и во имя человека. Нынче такие фильмы встречаются все реже и реже.

Не так давно мы были удивлены откровенно враждебными по отношению к Израилю высказываниями известных русских интеллектуалов еврейского происхождения, таких как Д.Быков, Л.Улицкая и А.Кабаков. Ничего удивительного — эти творцы изящного по традиции равнялись на европейский либеральный фашизм, пусть и с православной подоплекой. В ту же степь часто гонят свои работы и доморощенные писатели, а особенно кинематографисты. В руках у либеральных фашистов деньги, кафедры, тиражи переводов, призы на фестивалях… Запад не приемлет откровенную юдофобию нацистского толка, но вот плевки в адрес Израиля и сионизма не просто приветствуются, но стали там обязательной нормой.

Упомянутые писатели-профессионалы знают свое дело и не так вредны прямой деятельностью, как орда халтурщиков от масс-медиа. Эта публика тоже должна быть благодарна либеральному фашизму, отменившему все виды цензуры. Известный композитор Арно Бабаджанян говорил: «Чем пошлее, тем башлее». Подлинная пища настоящего искусства все чаще, причем в массовых масштабах, заменяется ядом пошлости. Халтура зрелищ для охлоса идет рука об руку с халтурой промышленных изделий. Резко падает их качество. Мир либерального фашизма — мир разросшейся до недопустимых размеров социалки, в котором ленивый и бездарный получает то, что заслуживает.

Мне напомнят о тех благах, которые принес либеральный фашизм Европе и Америке, но блага эти слишком уж быстро превращаются в тяжелейшие проблемы. Да и как тут не вспомнить, что «Сталин принял страну с сохой, а оставил с ракетами и ядерным оружием», а «Гитлер победил кризис, накормил немцев и строил автобаны». Любая система, претендующая на то, что она единственно верная, рано или поздно становится формой зла.

Нынешний экономический кризис с тяжелейшими проблемами в Евросоюзе — это форма разрухи. А разруха, как верно утверждал М.А.Булгаков, начинается не в сортирах, а в головах. Искусственные догмы либерального фашизма неизбежно приведут к экономическому упадку. Отравленный мозг делает бессильным тело.

Нужен такому миру Израиль с культом Торы, со Стеной Плача и Десятью заповедями? Не только не нужен, но и враждебен, а потому мир этот делает все, чтобы разрушить Еврейское государство, заменить его очередным разлагающимся монстром наподобие Родезии или ЮАР. Поэтому и финансируются «центры мира» в Израиле, исповедующие те же принципы.

Страсть и воля к единообразию — верный признак любого тоталитаризма, «жесткого» или «мягкого». Израиль с его извечной претензией на «особое лицо» народа и его верой не может не быть оппонентом либерального фашизма. И здесь современная Европа невольно солидаризуется с фанатиками ислама, превратившими свою веру в «зеленый» нацизм.

Попытка построить тысячелетний рай для арийцев закончилась кровопролитной войной, Холокостом и Хиросимой. Эксперимент с коммунизмом для пролетарских масс — геноцидом против своего же народа. Ничем хорошим не завершится очередная отрыжка социализма — либеральный фашизм.

Но не будем преувеличивать силу наших врагов. 40 веков одиночества и сопротивления дали Израилю особую, необоримую силу. Экспансия исламистов, «война джихада против неверных» порождает нормальный и понятный отпор не только атаке агрессивного ислама, но и тем силам на Западе, которые стремятся сдать очевидному врагу не только Еврейское государство, но и свои страны. Рано или поздно власть в Европе будет вынуждена перейти от политики трусов и соглашателей к решительному сопротивлению. Не уверен, что и тогда наши «друзья» оставят Еврейское государство в покое, но, это уж точно, перестанут скармливать его мировому злу с прежним упорством.



Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ,
«Новости недели» — «Континент»